Жизнеописания новомучеников, служивших или пострадавших на Алтае

Свщмч. Емельян Алексеевич Киреев

Свщмч. Амвросий (Гудко), епископ Сарапульский

 Свщмч. Герман (Кокель) епископ Благовещенский

Свщмч. Иувеналий (Масловский), архиепископ Рязанский и Шацкий


Свщмч. Емельян Алексеевич Киреев

Память 26 декабря нов.ст. (в день мученической кончины) и 25 января ст.ст. в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b5%d0%bc%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d1%8f%d0%bd

Киреев Емельян Алексеевич (31.06.1903 – 26.12.1941) родился в с. Большие Кузьмино Ардатовского у. Симбирской губ. (Мордовская АССР, Ардатовский р.) в крестьянской семье. В возрасте 18 лет, после женитьбы по настоянию родственников, получив согласие жены поступил на послушание в монастырь. В 1922 г. этот монастырь был разорен и послушник Емельян вернулся домой и стал трудиться в своем хозяйстве. В 1928 г. уехал в г. Алатырь, чтобы готовиться к рукоположению. С 1928 по 1929 г. проходил в Алатырском храме послушание псаломщика. В 1929 г., скрываясь от ареста, вместе с женой уехал в Восточный Казахстан к своему брату. В период с 1929 по 1930 гг. трудился псаломщиком при церкви села Еловки (совр. Алтайский край). В 1930 г. был рукоположен во диакона. Позднее семья вернулась г. Алатырь (Чувашской АССР), где в 1932 г. Емельян Алексеевич Киреев был рукоположен во священника епископом Чебоксарским Памфилом (Лясковским). В 1932-1936 гг. служил священником в селах Любимовке, Ичиксы, Ахматово Алатырского района. С 1932 по 1941 гг. служил священником при Стефаниевской полевой церкви г. Алатырь. Все годы своего служения о. Емелиан подвергался преследованиям властей, его постоянно вызывали в Райотдел НКВД, держали подолгу на допросах, и оказывали сильное давление. В 1940 г. он был приговорен к 6 месяцам исправительных работ. В 1941г. власти г. Алатыря закрыли Стефаниевскую церковь, которая была последним действовавшим в городе храмом.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b5%d0%bc%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d0%b0%d0%bd-%d0%ba%d0%b8%d1%80%d0%b5%d0%b5%d0%b2-%d0%b2-%d0%b7%d0%b0%d0%ba%d0%bb%d1%8e%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b8

25 июля 1941 года о. Емелиан был арестован по ложному доносу как «участник антисоветской группы, имея враждебное отношение к советской власти, используя религиозные предрассудки масс, среди населения занимался антисоветской агитацией», проходил по групповому делу «Дело священников Василия Покровского и Емилиана Киреева, г. Алатырь, 1941 г.». При аресте и на допросах держался мужественно. Виновным себя не признал и никого не оговорил. В период следствия содержался под стражей в 3-й Алатырской тюрьме НКВД,  Бийской тюрьме. 30 октября 1941 года Судебной Коллегией по уголовным делам Верховного Суда Чувашской АССР признан виновным и приговорен к расстрелу. 26 декабря 1941 года был расстрелян в г. Алатырь Чувашской АССР, в окрестностях города на правом берегу р. Суры. Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


 

Свщмч. Амвросий (Гудко), епископ Сарапульский

Память 27 июля ст.ст. – день мученической кончины, 17 октября – в Соборе Казанских святых, и 25 января ст.ст. в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

%d0%b0%d0%bc%d0%b2%d1%80%d0%be%d1%81%d0%b8%d0%b9-%d0%b5%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%bf-%d1%81%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%bf%d1%83%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9

Амвросий (Гудко Василий) (28.12.1867 – 9.08.1918), родился в Люблинской губ. Царства Польского. В 1889 г. окончил Холмскую Духовную Семинарию, в 1893 г. – Санкт-Петербургскую Духовную Академию, окончил со степенью кандидата богословия. Во время учебы в Академии в 1891 г. был пострижен в мантию. 30 мая 1893 года рукоположен во иеромонаха. С 14 октября 1893 г. трудился в Бийском Катехизаторском училище в должности заведующего. 7 декабря 1897 г. рукоположен в архимандрита и переведен на должность начальника Корейской духовной миссии. 30 июня 1899 г. назначен смотрителем Донского духовного училища в Москве, 27 июля 1901 года – ректором Волынской духовной семинарии. 30 мая 1904 г. хиротонисан во епископа Кременецкого, викария Волынской епархии, 27 февраля 1909 г. переведен на кафедру епископа Балтского, викария Подольской епархии, 14 февраля 1914 года – на кафедру епископа Сарапульского, викария Вятской епархии. 5 октября 1916 г. переименован во епископа Сарапульского и Елабужского, викарий Вятской епархии, с предоставлением особых полномочий. Организовал Елабужские и Сарапульские общества трезвости, активно боролся с пьянством, распространением сектантства. За столкновения со светскими властями 18 мая 1917г. был уволен на покой и отправлен в Свияжский Успенско-Богородицкий монастырь Казанской губ. на должность настоятеля. Недовольная новыми жесткими порядками, установленными Владыкой, часть братии, поддерживаемая и поощряемая местной милицией, пустилась в доносительство на епископа. Для сбора документов, уличающих епископа Амвросия в «контрреволюционных намерениях», контрразведывательным отрядом была организована комиссия, которая проверяла всю переписку Владыки и доносы некоторых монахов против настоятеля.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b0%d0%bc%d0%b2%d1%80%d0%be%d1%81%d0%b8%d0%b9

Арестован 11 марта 1918 г. по обвинению в «контрреволюционных действиях». 15 марта 1918г. при Ревтрибунале г. Свияжска состоялся суд над епископом Амвросием, согласно решению суда Владыка был оправдан.

В июле 1918 года состоялся повторный арест. В Свияжском монастыре и в Раифской пустыни чекисты и красноармейцы периодически проводили обыски с целью поимки царских офицеров, а заодно, и изъятия церковных ценностей. Однажды при появлении красноармейцев в Раифской пустыни ударили в набат, сбежались окрестные крестьяне и убили грабителей. Ответственность за содеянное крестьянами власти возложили на Владыку. Однако, на следующий после ареста день рабочие Алафузовского и Порохового заводов, организованные протоиереем Николаем Троицким, возглавлявшим Братство Православной Веры, пригрозили забастовкой, и Владыку отпустили на поруки епископа Чистопольского Анатолия (Грисюка). После освобождения он временно поселился в Казанском Спасо-Преображенском монастыре, и, вскоре, несмотря на уговоры, вернулся в Свияжск, где был сразу же вновь арестован.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b0%d0%bc%d0%b2%d1%80%d0%be%d1%81%d0%b8%d0%b9-%d0%b3%d1%83%d0%b4%d0%ba%d0%be

Расстрелян 9 августа 1918 г. приказу Троцкого после ухода отряда белочехов. Владыку вывезли на станцию Тюрлема Московско-Казанской ж.д. и вывели на поле. Через несколько часов келейник Владыки Иов нашел его тело, пронзенное штыком с вывернутыми в плечах, локтях и кистях руками. Тело епископа Амвросия было похоронено на месте кончины.

Почитание Владыки Амвросия как местночтимого святого Казанской епархии утверждено с 10 марта 1999 г. Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


 Свщмч. Герман (Кокель) епископ Благовещенский

Память 20 октября ст.ст. – день мученической кончины и 25 января ст.ст. в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b3%d0%b5%d1%80%d0%bc%d0%b0%d0%bd-%d0%ba%d0%be%d0%ba%d0%b5%d0%bb%d1%8c

 Герман (Кокель Григорий Афанасьевич) (23.11.1883 – 2.11.1937), родился в с. Турганкассы (ныне с. Тарханы) Батыревской вол., Буинского у., Симбирской губ. в бедной чувашской крестьянской семье. Рано лишился родителей. Окончил второклассную церковную школу. После успешного окончания Казанской гимназии работал учителем церковноприходской школы в с. Батырево (ныне Чувашия). Вскоре даровитый учитель Григорий был направлен на продолжение учебы и поступил в число послушников Симбирского Архиерейского дома при епископе Никандре (Молчанове)в 1898 году. Проходил обучение при Архиерейском доме. Через четыре года выдержал экзамен на псаломщика, а еще через два – на диакона. В 1903 г. экстерном сдал экзамен на звание учителя в Казанской учительской семинарии. В 1904 г. рукоположен во диакона. С 1904 по 1907 гг. посещал миссионерские курсы при Казанской Духовной Академии в Спасском монастыре, после чего был рукоположен во священника архиепископом Симбирским Иаковом (Пятницким).

По окончании курсов был направлен миссионером в южную Чувашию для искоренения язычества, там особенно сильного. Отец Григорий был замечательным просветителем своего народа. Он возами привозил из Симбирска христианские книги на чувашском языке и не оставалось практически ни одной семьи, не получившей от него Евангелие, Псалтирь, Канонник. Он разъяснял суетность и гибельность колдовства, писал проповеди, размножив их дома на машинке, рассылал по приходам. Когда народ начинал понимать сущность христианской веры, о.Григорий переходил в другую волость, не оставаясь на одном приходе более 2-3 лет. Так он служил миссионером в селах Туруново и Трехизб-Шемурше Буинского уезда, и селе Пандиково Курмышского уезда Симбирской губернии, а также в селах Чурачики и Ново-Челны-Сюрбеево Чувашии (ныне Цивильский и Комсомольский районы).

Здесь он был впервые арестован в декабре 1917 года по доносу местного псаломщика и приговорен к расстрелу. Освобожден на пути к месту казни в с. Мураты (ныне Комсомольский р. Чувашии) стараниями жены Ирины, собравшей у селян подписи под воззванием о невиновности о. Григория и представившей их властям, и продолжил служение в селе Ново-Челны-Сюрбеево. Зимой 1918 г. у о. Григория от болезни умерли трое детей, а 25 июля 1920 г. и матушка Ирина. Оставшись один с тремя малолетними детьми (Александрой, Аркадием, Софией), младшей из которых было 3 года, о. Григорий устроил их в детский дом в Петрограде, а сам в 1921 году поступил учиться в Петроградский Богословский институт.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b3%d0%b5%d1%80%d0%bc%d0%b0%d0%bd

По окончании института в 1924 году он был пострижен в мантию в честь свт. Германа Казанского Святейшим Патриархом Тихоном.

31 декабря 1924 года хиротонисан во епископа Ибрессинского, викария Ульяновской епархии.

Прибыв, после хиротонии, в Чувашию, Владыка Герман столкнулся там с двумя епископами-самозванцами, Аввакумом и Тимофеем, совращавшими народ. Владыка, как придется, где на лошади, где пешком, обошел всю Чувашию, все церкви, вразумляя падших священников и возвращая их в Православие.

В с. Хормалы (ныне Ибрессинского р-на Чувашии) Владыка Герман был избит обновленцами и лишь чудом избежал смерти. По доносам обновленцев многие православные священники были арестованы и церкви оставались без священников. Владыка Герман рукополагал новых священников из числа выпускников своей школы.

Открывал монастыри, занимался просвещением чувашского народа, переводил и издавал книги сам. В архивах сохранились много писем, отчеты, воззвания к народу, чувашские песни, собранные им на миссионерских курсах.

В 1925 году Владыка Герман был перемещен на кафедру епископа Алатырского, Викария Ульяновской епархии. Однако, пробыл здесь недолго, и уже в следующем 1926 году был арестован властями. Приговор – высшая мера наказания – расстрел, был заменен сначала на заключение в концлагере, но был помилован М.И. Калининым и выслан на 3 года за пределы Чувашии. В одном из мест заключений находился вместе с будущим митрополитом Мануилом (Лемешевским).

Некоторое время прожил в ссылке в Козьей слобода близ Казани. Жил в маленьком домике один, временами ему разрешали служить в одной из церквей.

Был определен на место епископа Бугульминского, викария Самарской епархии в том же 1926 году. Но и здесь его не оставляли преследования властей, епископа Германа часто забирали по ночам на допросы в ОГПУ, проводили у него обыски.

В 1927 году перемещен на кафедру епископа Бугурусланского, викария Самарской епархии.

В 1928 г. вновь арестован и осужден особой комиссией при ОГПУ к 3 годам ссылки в г. Томск, где был назначен на Томскую кафедру Временным Патриаршим Синодом. Некоторая часть староцерковников примкнула к нему, но остальная часть «староцерковников» признавала Временный Высший церковный совет (григорианцы). Чуть позже в том же году был назначен епископом Кузнецким, викарием Томской епархии. В 1929 году он вновь возвращен на кафедру епископа Томского и Алтайского. В ноябре 1930 года назначен временно управляющим Омской и Павлодарской епархиями, а 14 июля 1931 года – епископом Никольско-Уссурийским, управляющим Приморской епархией. Во второй половине 1931 года – временно управляющим Хабаровской епархией, а в конце 1931 года — временно управляющим Приморской и Владивостокской епархиями.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b3%d0%b5%d1%80%d0%bc%d0%b0%d0%bd2

В 1932 году (до 19 сентября) – занимал место епископа Бийско-Алтайской епархии. Арестован в Бийске 1 апреля 1932 года по обвинению в противодействии обновленцам и григорианцам. Однако 27 июля 1932 года был освобожден за прекращением дела ввиду недостаточности обвинительного материала, и приговорен к высылке из Бийска.

С 1932 по 1933 гг. занимал место епископа Благовещенского. Вновь был арестован 8 сентября 1933 года в Хабаровске и приговором от 31 декабря 1933 года осужден к 10 годам лишения свободы.

До 1937 года находился в заключении в городе Свободный (ранее Алексеевск) Амурской области, где работал счетоводом. В лагере подвергался постоянной слежке как «не отказывающийся от своих религиозных убеждений» и продолжал религиозную деятельность. Был осужден Тройкой УНКВД по Амурской области по обвинению в контрреволюционной пропаганде, приговорён к высшей мере наказания и 2 ноября 1937 года расстрелян в одном из лагерей Бамлага – г. Свободный.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


 

Свщмч. Иувеналий (Масловский), архиепископ Рязанский и Шацкий

Память: 11 октября, в Соборах Российских и Соловецких новомучеников и исповедников, Курских, Липецких и Рязанских святых

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b8%d1%83%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b9

Священномученик Иувеналий, родился 15 января 1878 года в г. Ливны Орловской губернии и был наречен именем Евгений. Был сыном дворянина Александра Масловского. Окончил Казанскую духовную академию в 1903 г. со степенью кандидата богословия и правом преподавания в семинарии. 10 февраля 1901 г. принял монашеский постриг. Пострижен в мантию епископом Уфимским Антонием (Храповицким). Вскоре был рукоположен во иеродиакона, затем во иеромонаха. В 1903 — 1904 гг. был членом православной Духовной миссии в Персии, преподавал в Псковской духовной семинарии. В 1906 г. был возведен в игумены, в 1910 г. — в сан архимандрита. С 16 октября 1906 по 1914 гг. был настоятелем Новгородского Юрьева монастыря, С 1914 по 1917 гг. был епископом Каширским, викарием Тульской епархии. Участвовал в Поместном Соборе Российской Православной Церкви 1917—1918 гг. С 1917 по 1923 гг. был епископом Тульским и жил в г. Туле. С 1923 по 1928 гг.  архиепископ Курский, с 1928 по 1936 гг. архиепископ Рязанский.

В 1922 г. епископ Иувеналий был осужден «за использование религиозных предрассудков» на 5 лет.  В течение одного года и 5 месяцев отбывал наказание в тюрьмах Тулы и Москвы. После освобождения был вновь арестован в 1924 г.  по обвинению в «антисоветской агитации и контрреволюционной деятельности» и в 1925 г. особым совещанием при Коллегии ОГПУ был приговорен к 3 годам заключения в Соловецком лагере, где служил сторожем.

Несмотря на тяжелейшие условия задержания заключенных в СЛОНе (Соловецкий лагерь особого назначения), еп. Иувеналий начал в лагере работу над «Архиерейским Торжественником», который посвящался литургической практике архиерейских служб. Этот научный литургический труд, уникальный в своем роде, включал в себя около 3 тыс. страниц и состоял из 6 томов. В этих томах епископ Иувеналий стремился осветить историю архиерейских служб начиная со времен древней Руси, и связать ее с современной ему церковной практикой, чтобы вывести единые правила для всех архиерейских служб в разнообразных их чинопоследованиях.

Современники владыки вспоминают его с большой любовью. Владыка был настоящий пастырь овец православных, молитвенник, большой знаток и любитель богослужебного устава. Софья Сергеевна Кипарисова вспоминает о владыке: «Архиепископ Иувеналий был великий молитвенник. Чтение молитв, молитвенные возгласы Владыки за службой были всегда так проникновенны и так благостно действовали на молящихся, что невольно хотелось молиться и молиться».

22 января 1936 г. во время репрессий в Рязанской епархии владыка был снова осужден особым совещанием в г. Москве на 5 лет ИТЛ. По делу владыки проходило 27 человек. Владыка обвинялся в том, что «концентрировал в подчиненной ему епархии духовенство и монашество, отбывавшее наказание за контрреволюционную деятельность… привлекал в состав церковного актива учащуюся молодежь… вел контрреволюционные суждения о притеснениях и гонении православной церкви и верующих со стороны советской власти, непосильных налогах, плохом материальном положении колхозников».  Все эти обвинения носили явно «натянутый» характер. На допросах владыка не скрывал своих взглядов и говорил прямо: «К советской власти отношусь лояльно, но как верующий не могу согласиться с мероприятиями советской власти в вопросе насильственного закрытия церквей и ликвидации монастырей, разрушению храмов».

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b8%d1%83%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b9-%d0%bc%d0%b0%d1%81%d0%bb%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9

Отбывать срок владыку направили в Сиблаг, точнее в Чистюньский ОЛП.  В Чистюньский ОЛП владыка прибыл 15 июля 1936 г. В своих письмах владыка Иувеналий рассказывает о работах и должностях, которые ему приходилось выполнять в лагере. Был дневальным, при штабе счетоводом-картотетчиком в финчасти, бухгалтером, сторожем на зернохранилище, плел корзины для картофеля, на овощехранилище набивал бочки квашеной капустой, рубил капусту, перебирал картофель, чистил снег, подвизался на общих работах . В апреле 1937 г. владыка был освобожден от работ и назначен заведующим кладовой.

Во всех своих письмах архиеп. Иувеналий показывает просто удивительное благодушие, упование на Промысел Божий и не тени уныния или ропота, которое должно быть так естественно в его условиях. Но, напротив, владыка пишет: «Я утешался, карауля по ночам. Сколько оно давало моему духовному настроению пищи; здесь и размышление, и молитва, и дивные переживания самособранности», «Удивляюсь, как Господь дает мне силы, бодрость и благодушие. Благодарю Господа за все», «Все, что ни делает Господь, делает в нашу пользу, и я благодарю Его за настоящее положение», «Я буквально вижу во всем, до очевидности, осязаемую руку Божию, во всех мелочах моей жизни, что нередко вызывает у меня слезы умиления и благодарности».  Владыке Иувеналию вместе с другими отцами удавалось совершать богослужение и причащаться. Так в 17-м письме владыка описывает, как они на Пасху у себя в бараке совершили полунощницу, пасхальную утреню, обедню и причастились.

В июне 1937 г. владыку переводят в колонию массовых работ № 2 в г. Томске.   Последнее письмо владыка пишет 22 августа 1937 г. В этом письме, в отличие от предыдущих, владыка совсем не говорит о надежде возвращении домой. По-видимому, владыка чувствует наступление уже начавшихся новых репрессий на верующих, возможно, до него дошли какие-то слухи. 26 августа 1937 г. подписано постановление на арест уполномоченным Томского ГО НКВД Крысовым: «…3/к Масловский Е.А., он же Иувеналий… специальность архиепископ, осужден по ст. 58 КРГ, срок 5 лет, отбывает в ИТК-2, достаточно изобличается в том, что, находясь в заключение Томской ИТК-2 НКВД, ведет антисоветскую контрреволюционную деятельность, входит в состав к-р кадетско-монархической организации «Союз Спасения России», в условиях колонии создал контрреволюционную группу этой организации. ПОСТАНОВИЛ: з/к Масловского Е.А. привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58-2,10,11 УК, мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание в местах заключения, подведомственных органам НКВД».

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b8%d1%83%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b92

При обыске владыки было изъято: 3 календаря, 2 изображения на бумаге, книжка пасхальных песнопений, портрет-зарисовка, квитанция о приеме от третьей части 85 руб. и квитанция о приеме ценностей – золотой крестик 1 шт. от 10 октября 1937 г.

В протоколе от 7 октября 1937 г. говорится: «…Признаю себя виновным в том, что я являюсь одним из участников к-р, кадетско-монархической организации… Завербовал митрополит Сергий — патриарший местоблюститель, живущий в Москве… В бытность мою архиепископом Рязанским, в 1935 г. я выезжал в Москву за получением освященного мира и возил на утверждение митрополита списки, представленного к награде духовенства Рязанской епархии…

…Митрополит же предложил еще более активно отстаивать позиции духовенства, так как говорил он, обстановка в стране позволяет достичь этого, он указал на предоставленные права новой Конституции и поведал мне о существовании в Москве подпольной кадетско-монархической организации, именуемой «Союз Спасения России». Он заявил, что сейчас как никогда, складывается благоприятная обстановка для повышения активности духовенства в борьбе с советской властью и что для этого необходимо не взирая на различия ориентации, объединить духовенство в одно целое с тем, чтобы повести организационную борьбу против советской власти и безбожников-коммунистов, в целях восстановления монархического строя…

Группой завербованных мной священников из заключенных, мы вносили дезорганизацию среди заключенных лагеря тем, что вопреки внутреннему распорядку и запрещению администрации, не выходили на работу, а если и выходили, то демонстративно отказывались от работы, влияя тем самым на остальных заключенных. Противодействовали культурно-воспитательной работе в лагере, не посещая сами киносеансов, подстрекали других к тому же, как это было 2 мая 1937 г., когда из 260 человек в бараке пошло на киносеанс только 50 – 60…»  − допросил сотрудник УНКВД по ЗСК (Западно-Сибирский край) Собин.

Отец Михаил Фаст показывает, что фальсификация допроса весьма очевидна, с чем нельзя не согласиться.   В первом параграфе настоящей главы мы уже говорили о факте массовых фальсификаций против политических заключенных. Изучая следственные дела заключенных священников, просто поражает, как написаны все обвинения в одном выдержанном стиле, с использованием одной и той же обвинительной терминологией, как будто все священники, якобы участвовавшие в антисоветской деятельности, сами отслужили изрядный срок в органах НКВД. Так же отец Михаил Фаст показывает, что в качестве свидетельских показаний была вложена копия «допроса» архиепископа Дионисия (Прозоровского) тоже от 7 сентября, где имя Масловского вообще ни разу не вписано, и копии «допросов» братьев Кваниных и Китрусского от 6 сентября.

%d1%81%d0%b2%d1%89%d0%bc-%d0%b8%d1%83%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b93

«Допрошено несколько свидетелей из Чистюньского лагпункта, которые показали, что Масловский и попы Баранович, Востоков, Сальков, Кирсанов, Жигалов, Карпенко, Симонов, Васильчишин, Ржепик, Трусевич и Никольский систематически занимались агитацией других заключенных не выходить на работы, сами симулировали, отказывались от работ и занимались чтением религиозных книг. Эти попы активно агитировали во время демонстрации фильмов не ходить на них и сами не ходили и вместо картин читали Псалтирь, молились Богу… Допрашиваемые обвиняли попов в том, что они вечерами устраивали богослужения, противодействовали работе. Не хотели участвовать в соревнованиях за высокие производственные показатели. Масловского на развод водили под руки священники Сальков и Кирсанов».

По решению Особой тройки УНКВД ЗСК 13 октября владыка Иувеналий был приговорен к ВМН. Был расстрелян в ночь на 25 октября 1937 г. на Каштачной горе в г. Томске. Ныне на этой горе воздвижен памятный крест в память о расстрелянных верующих.

Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 23 июня 1992 г. священномученик Иувеналий был прославлен в Соборе Рязанских святых. Юбилейным Архиерейским Собором РПЦ в 2000 г. причислен к лику святых.